Авторизація
Імя користувача :
Пароль :
Відновити пароль!
Сьогодні святкує свій День народження відомий житомирянин Леонід Українець
Сьогодні святкує свій День народження відомий житомирянин Леонід Українець

У Житомирі, області та у...

  • Сьогодні святкує свій День народження відомий житомирянин Леонід Українець
    Сьогодні святкує свій День народження відомий житомирянин Леонід Українець

    У Житомирі, області та у...

  • Звернення голови Житомирської обласної ради до мешканців Житомирщини
    Звернення голови Житомирської обласної ради до мешканців Житомирщини

    Кількість хворих на COVID-19 невпинно...

  • Немного про очередное враньё Зеленского, который ненавидит всех украинцев
    Немного про очередное враньё Зеленского, который ненавидит всех украинцев

    Зеленский пафосно рассказал про дешевый...

  • Олена Галагуза:
    Олена Галагуза: "Дитсадки без тепла, крайніх не знайти"

    Рада національної безпеки і оборони...

Новини
'Житомирские

Житомирские сотрудники ГАИ повредили позвоночник восьмилетнему мальчику.

28 вересня 2011
Житель Бердичева (Житомирская область) Александр Фурман был настолько уверен в своей правоте, что не сомневался: милиционеров, причастных к инциденту с его сыном, накажут. Эта невероятная история произошла 5 августа, а несколько дней назад пришло постановление об… отказе в возбуждении уголовного дела.

— Я подозревал, что сотрудники ГАИ могут довести до белого каления даже самого законопослушного водителя, — возмущается 32-летний Александр Фурман. — Но чтобы они смогли придраться к пассажиру машины, которая одиноко стояла возле озера, такое в страшном сне не могло привидеться! Историю, которая произошла со мной и моим сыном, можно было бы назвать абсурдной, если бы она не закончилась так печально…

«Милиционер негодовал: «Ты что, мужик, не видишь, кто перед тобой стоит?»

— Полтора месяца назад мы с восьмилетним сыном отправились порыбачить в село Советское Бердичевского района, — рассказывает Александр Фурман. — На рыбалку нас отвез на своем микроавтобусе старый знакомый. Он припарковал машину возле сельсовета, недалеко от озера, а сам пошел навестить родных. На всякий случай оставил нам ключи от машины — чтобы мы могли переодеться или укрыться от дождя. Встретиться договорились через несколько часов.

Около восьми часов вечера рыбаки стали собираться домой. Улов выдался неплохой. Александр поймал пару килограммов карасей, а Андрюша — красноперку.

— Я спрятал удочки в багажник и начал переодеваться, — продолжает Александр. — Время от времени поглядывал по сторонам, ожидая хозяина машины. Сын ждал меня в микроавтобусе. Неожиданно возле нас припарковалась милицейская машина. Подошедший ко мне сотрудник ГАИ с ходу поинтересовался, что это я гружу в микроавтобус. Я ответил, что ничего не гружу, а жду хозяина машины, чтобы ехать домой (мол, в здешнем селе рыбачил с маленьким сыном), и даже показал улов. Милиционер приказал открыть багажник.

— Вам объяснили причину осмотра?

— Мне даже не представились! Я подумал, что милиционеры ищут преступников. Смотрю: мужчина в милицейской форме заглядывает в разные углы, переставил ведра в микроавтобусе, а потом вовсе обнаглел — стал выворачивать пакеты с личными вещами и продуктами. Затем принялся за чехлы, в которых находились удочки. Я попросил милиционера отойти от машины, объяснив, что микроавтобус не мой. Мол, сейчас придет хозяин и тогда в его присутствии продолжайте осмотр. Правоохранитель негодовал: «Ты что, мужик, не видишь, кто перед тобой стоит?» Чувствуя недоброе, я сказал сыну выйти из салона, затем закрыл машину на центральный замок. Милиционер велел отдать ему ключ. Понимая, что я не собираюсь этого делать, стал меня обшаривать. Между нами началась словесная перепалка. На помощь своему напарнику поспешил второй милиционер. А следом прибыл еще один патрульный автомобиль. Выскочившие из него гаишники заломили мне за спину руку и надели наручники. За вторую руку держался сын. Увидев, что меня обижают, Андрей очень испугался. Он подбежал ко мне и заплакал.

Мужчину и мальчика окружили четыре сотрудника милиции. Кто-то из них, утверждает Александр Фурман, ударил в плечо, другой в голову, третий по почкам. На следующий день мужчина зафиксировал эти побои.

— Я просил объяснить, за что надо мной издеваются, — продолжает Александр. — Мне рявкнули, что придется отвечать за неповиновение сотрудникам милиции. В это время сына силой оторвали от моей руки и швырнули на землю. Андрей громко закричал, но на него никто не обратил внимания. Меня затолкали в милицейскую машину и завели мотор.

«Андрей сейчас не ходит в школу, — говорит Александр Фурман. — В корсете, который он должен теперь носить, сын не может сидеть, а в состоянии только стоять или лежать»

Случайным свидетелем произошедшего стал 53-летний житель Бердичева Виктор Юрковский. В тот день мужчина тоже ловил рыбу на озере.

— Сашу я знаю давно, — рассказывает Виктор Леонидович. — Он частенько вместе с ребенком приезжает сюда порыбачить. Когда отец с мальчиком пришли на озеро, я уже сидел здесь несколько часов. Мужчина поинтересовался, на что сегодня клюет, и отправился на любимое место. Часа через два я сложил удочку и поспешил на автобус. Но Саша предложил подвезти меня до города. Мол, места в микроавтобусе его приятеля хватит всем. Только попросил немного задержаться, чтобы еще порыбачить. Я отошел от них и снова размотал удочку.

Через час, примерно в восемь вечера, Саша стал собираться домой и дал мне сигнал. А тут как раз начался хороший клев! Я сказал, чтобы они с сыном шли к машине укладывать вещи, а я их догоню. Примерно через полчаса пошел к условленному месту. Вдруг услышал крики и плач ребенка. Подошел ближе и в свете фар увидел, как Сашу окружили милиционеры и толкают в разные стороны. А один из них схватил его сына и отшвырнул. Андрей упал на землю и сильно заплакал. Я спросил, что здесь происходит. Мужчины посоветовали мне не вмешиваться: «Иди-ка ты, дед, подобру-поздорову, а то сейчас из тебя труха посыплется». Смотрю, заталкивают Сашу в милицейскую машину и собираются уезжать. В это время ребенок лежал на земле и заходился в плаче. Похоже, милиционеры не собирались забирать его с собой. Я говорю им: «Люди вы или звери? Заберите мальчика, ведь я даже не знаю, где он живет».

Только после этого кто-то из правоохранителей вышел из машины, поднял с земли плачущего Андрея и посадил его возле отца. Их повезли в районный центр, а Виктор Юрковский отправился останавливать попутку.

«Врач назначил внуку круглые сутки носить корсет»

— Что же было с машиной?


— Два гаишника все-таки остались дожидаться хозяина микроавтобуса, — отвечает Александр Фурман. — Когда он вернулся и обнаружил возле своей машины милиционеров, сильно удивился. Ему сообщили, что меня увезли в райотдел, и приказали пригнать микроавтобус… на штрафплощадку. Товарищ заявил, мол, не знает, что здесь произошло, его машина стояла припаркованной и никому не мешала. Затем он развернулся и ушел. В ту же ночь милиционеры спецтранспортом доставили микроавтобус на штрафплощадку райотдела милиции. Когда мой товарищ пришел ее забирать, ему сказали уплатить штраф, а также 600 гривен за услуги спецтранспорта. Объяснили: это наказание за то, что товарищ, то есть я, неправильно себя вел. Хозяин микроавтобуса посоветовал отдать машину по-хорошему, иначе он напишет жалобу в прокуратуру. Милиционеры покрутились-покрутились и все-таки отдали машину.

«Иди, дед, подобру-поздорову, а то сейчас из тебя труха посыплется», — сказали мне милиционеры. Потом смотрю: они заталкивают Александра в машину, а его сын лежит на земле и заходится в плаче», — вспоминает свидетель происшествия Виктор Юрковский

— А что же было с вами?

— По дороге в милицию сын не прекращал плакать. Андрей признался, что у него сильно болит спина. Я не мог ни осмотреть его, ни даже обнять, потому что мои руки были в наручниках. Сын прижимался к моему плечу и плакал. Когда нас привезли в райотдел, с меня сняли наручники и я смог позвонить брату. Попросил срочно отвезти мальчика в больницу, потому что он жалуется на боли в спине. Дежуривший в ту ночь врач осмотрел Андрея и сказал, что ничего страшного не обнаружил.

— Вас проверяли на содержание алкоголя в крови?

— Нет. В травматологическом пункте отказались делать освидетельствование на тех основаниях, что якобы я не житель Бердичевского района. Я попросил заглянуть в мой паспорт и посмотреть прописку, но меня никто не послушал. Потом мы поехали в Бердичевскую районную больницу, там «неожиданно» выяснилось, что данное медицинское учреждение не делает подобных освидетельствований, и меня повезли в Житомир. Получалась какая-то чехарда. Предполагая, что в Житомире меня покажут «нужным» врачам, я отказался проходить там экспертизу. И вообще, мне до сих пор не понятно, что я должен доказывать. То, что я не был за рулем, а в чужой машине приехал на рыбалку в качестве пассажира?!

Александра Фурмана отпустили домой только в десять часов утра следующего дня. Мужчина сразу же снял побои и написал жалобу в прокуратуру. Он ничуть не сомневался, что милиционеров накажут за превышение власти и нанесение увечий его малолетнему сыну.

— Когда поздно ночью внука привезли домой испуганного и заплаканного, я не знала, что думать, — вспоминает Наталья Васильевна, бабушка Андрея. — Мальчик говорил, что папу забрали милиционеры, а у него болит спина. Я еле уложила ребенка спать. Думала, что у внука спина болит от усталости, но наутро боль не прошла, и я пошла с ним к врачу.

Какой же ужас я испытала, когда ортопед, сделав снимок, поставил ребенку диагноз «закрытый компрессионный перелом тела первого поперечного позвонка». Врач назначил круглосуточно носить корсет. Мы снимаем его, только когда Андрюша купается. Внуку противопоказано сидеть, он может только стоять или лежать. Поэтому Андрюша сейчас не ходит в школу, мы занимаемся с ним сами. Все уроки он делает стоя.

Для удобства наш дедушка смастерил небольшой столик, который мы ставим сверху на стол. Таким образом ребенок пишет и читает, а когда устает, ложится на диван отдохнуть. Мальчик носит корсет уже полтора месяца, еще через полтора нужно будет сделать снимок. Андрюша жалуется, что устал носить корсет, под ним чешется тело.

— Андрюша, когда у тебя начала болеть спина? — интересуюсь у мальчика.

— Когда дядя-милиционер бросил меня на землю и я упал, — отвечает ребенок. — Мне сейчас нельзя играть с ребятами, а так хочется погонять мяч.

— Сегодня милиционеры утверждают, что у мальчика спина была повреждена давно, — возмущается Наталья Васильевна. — Выходит, отец потащил на рыбалку больного ребенка?!

Несколько дней назад Александр Фурман получил из прокуратуры постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и понял, что без помощи опытного юриста не обойтись.

— Я не требую материального возмещения за страдания моего сына, — утверждает Александр. — Мы в состоянии оплатить лечение ребенка. Хочу одного: чтобы милиционеры были наказаны по заслугам.

Правоохранители категорически не согласны с обвинениями.

— Согласно акту судебно-медицинского обследования, у восьмилетнего Андрея Фурмана выявлены ссадины на задней верхней грудной клетке, которые считаются легкими телесными повреждениями, — сообщили «ФАКТАМ» в пресс-службе Житомирской областной ГАИ. — Закрытый компрессионный перелом тела первого поперечного позвонка относится к категории средней тяжести. Установить срок причинения обнаруженных повреждений невозможно в связи с отсутствием в медицинской карте записей морфологических особенностей выявленных ссадин и отсутствием рентгеновских снимков позвоночника в динамике. Не исключается образование телесных повреждений в результате падения с положения стоя на асфальтовое покрытие — как самовольно, так и после предоставления телу дополнительного ускорения. Учитывая локализацию компрессии (вдавления) в передней колонии верхней замыкающей пластины тела позвонка, направление сгибания было сзади наперед и немного слева направо. В результате образование обнаруженного перелома при падении из положения стоя на бок маловероятно. Исходя из вышесказанного, в ходе проверки заявления Александра Фурмана не получено достаточных доказательств, которые указывали бы на то, что сотрудники Житомирской областной ГАИ превысили свои полномочия во время задержания Александра Фурмана и нанесли его сыну Андрею Фурману телесные повреждения. В возбуждении уголовного дела отказано в связи с отсутствием в действиях четырех сотрудников ГАИ состава преступления.

Юрист Александр Гуменюк уверен: сможет доказать, что правоохранители превысили свои полномочия.

— По заключению врачей, которые осмотрели ребенка на следующий день после случившегося, мальчик получил травмы средней тяжести, — объясняет Александр Гуменюк. — Это железный повод для того, чтобы возбудить уголовное дело. Кто нанес ребенку повреждения, может рассказать очевидец произошедшего. Но за полтора месяца, пока проходили внутренние проверки, его даже не опросили! Хотя в милиции есть координаты этого человека. Милиционеры должны отвечать не только за нанесение увечий ребенку, но и за психологическую травму, которую он получил. Ведь на глазах у мальчика его отца пинали, а затем надели на него наручники.
Джерело статті: fakty.ua

На головну сторінку

«    Жовтень 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбНд
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Новини