Авторизація
Імя користувача :
Пароль :
Відновити пароль!
Симфонія Вагнера для баяна з оркестром. Частина 2
Симфонія Вагнера для баяна з оркестром. Частина 2

Після виходу першої частини нашого...

  • Симфонія Вагнера для баяна з оркестром. Частина 2
    Симфонія Вагнера для баяна з оркестром. Частина 2

    Після виходу першої частини нашого...

  • «ФОПы» вышли на акцию под Раду: что предприниматели требуют от властей
    «ФОПы» вышли на акцию под Раду: что предприниматели требуют от властей

    Во вторник, 30 ноября, под...

  • Що будують у темряві на узбережжі Тетеріва у Житомирі?
    Що будують у темряві на узбережжі Тетеріва у Житомирі?

    До редакції сайту Zhitomir-Online звернулися...

  • Зеленский фактически признал, что проиграл партии войны
    Зеленский фактически признал, что проиграл партии войны

    Что означает дело против Ю....

Новини
Рак. Затяжной прыжок в могилу или путь в небеса?

Рак. Затяжной прыжок в могилу или путь в небеса?

24 листопада 2019
Начнем свой страшный рассказ с позитива. Рак – не смертный приговор, а болезнь, которая лечится. К сожалению, для многотысячной части заболевшего населения Украины это все-таки приговор. Окончательный и не подлежащий обжалованию. О том, что это не журналистские страшилки, говорит статистика. Примем ее цифры за основу, хотя официальная информация, как известно, всегда приукрашивает действительность. И все же:

1. Украина занимает второе место в Европе по темпам распространения онкозаболеваний.
2. Согласно статистическим данным МИНЗДРАВА, в Украине более 1 миллиона больных раком.
3. Ежедневно регистрируется 450 новых случаев онкозаболеваний.
4. Ежегодно 140 тысяч украинцев узнают, что у них рак. По расчетам ВОЗ, к 2020 году количество людей, которые впервые заболели раком в Украине, будет более 200 тысяч.
5. Ежегодно от рака умирают около 90 тысяч украинцев, 35% – люди трудоспособного возраста.
6. Злокачественные новообразования поражают в Украине каждого четвертого мужчину и каждую шестую женщину.


Думаем, что официальных цифр для понимания серьезности проблемы достаточно. Посмотрите на темпы прогрессирования болезни. Сегодня 140 тысяч заболевших в год, а «завтра», то есть в 2020 году, уже 200 тысяч!

90 тысяч смертей ежегодно. Много это или мало? Понятнее будет, если сказать, что рак каждый год до последнего человека выкашивает город с населением больше, чем в Бердичеве (78 518 человек по данным 2018 года).

Что тебя ждет? Выписка на симптоматическое лечение

Врачи не боги. Они такие же люди. В это не хочется верить человеку, попавшему в онкодиспансер. Он до последней минуты хочет надеяться, что их ум и руки совершат чудо. Да, нередко так и происходит. «Солдаты» нашей больной медицины до сих пор спасают людей.

Соотношение 90 тысяч умерших против 140 тысяч заболевших вселяет если не оптимизм, то хотя бы робкую надежду. По словам знакомого хирурга-онколога, главная беда – позднее обнаружение рака. Среднестатистическая «жиночка из села», забитая нуждой и тяжелым трудом, узнает об этой болезни слишком поздно. В городе, смею вас уверить, дела идут не лучше. Вспомните сами, когда вы в последний раз проходили серьезный осмотр на наличие новообразований? Не припомните? А положено каждый год как минимум.

Слышу возражения, что нет времени, не хватает денег на УЗИ и другие недешевые процедуры обследования. Медицина у нас, как сказано выше, сама больна, если не раком, то уж точно хроническим отсутствием внимания со стороны законодательной и исполнительной власти. Пока борьбу со страшным недугом будут вести не только с помощью обязательной, но бесполезной флюорографии, надежды у тысяч граждан нашей страны нет.


Посмотрим на реальность. Что получается? У человека диагностирован рак на 4 стадии. Прогноз врачей – 1-2 месяца, максимум полгода. Пациента выписывают из стационара «на симптоматическое лечение» и забывают о нем. Да, именно забывают.

Кто даст ему пособие по инвалидности при таком диагнозе? Кто будет приходить и лечить, пытаясь хоть немного уменьшить боли? Только родные, если они есть. Бывшего участкового терапевта, а ныне семейного врача, может быть, удастся затащить домой. А что толку? К этому моменту вы, озабоченные страшной бедой, будете разбираться в проблеме не хуже кандидата медицинских наук.

Первое время больной способен себя обслужить – приготовить поесть, умыться, и извините, в туалет сходить. Однако, грозная болезнь неумолимо прогрессирует. И вот уже у кого-то через месяц, у кого-то через год наступает момент, когда нужно постоянно сидеть с человеком дома. Хотите нанять сиделку? Приготовьтесь платить за эту услугу не менее 5-6 тысяч гривень в месяц. Не забудьте про лекарства и процедуры для «симптоматического лечения». Их цена в расчете на тот же месяц составит от 2 до 4 тысяч. В итоге получаем 7-10 тысяч. Сумма для «суперобеспеченных» украинцев просто смешная, не правда ли?

Вот и выходит, что кто-то из родных (если больному повезло с родственниками) должен оставить работу, чтобы ухаживать за ним.

А как в Европе?

Еще недавно восторженные крики о том, что Украина это Европа, слышались на каждом перекрестке. Сегодня энтузиазм поутих, но при каждом удобном случае, нам вещают с экрана, что мы самые настоящие европейцы. По размеру платежек за коммунальные услуги и ценам в магазинах с этим можно согласиться. По уровню медобслуживания и отношению к онкобольным – нет.

Кто из вас слышал про хосписы? Наверняка многие. Это, извините за мрачный каламбур, больницы для неизлечимо больных. Они существуют не только в Европе, но и во всем цивилизованном мире. В нашей стране их насчитывается не более двух десятков. Это притом, что Украина занимает по уровню смертности от рака второе место в Европе!

Наша справка: отрасль здравоохранения, которая занимается людьми с неизлечимыми болезнями, называется паллиативной медициной

У нас привыкли все сравнивать с Германией. Давайте и мы сравним. В настоящее время в этой стране работает более 300 паллиативных отделений в клиниках, 236 стационарных и около полутора тысяч амбулаторных хосписов. Кроме того, уход за умирающими там обеспечивают свыше 300 мобильных бригад, состоящих из врачей, медсестер, физиотерапевтов, духовников и социальных работников.

Два десятка в Украине против 2336 подразделений в Германии. Вот насколько мы - Европа.

Пусть пока это очень высокая планка для нас. Посмотрим на соседку – Польшу. Здесь большое участие в судьбе страдальцев принимает католическая церковь. На ее средства в этой стране открыто более 30% всех хосписов. Лечебницы при костелах здесь явление обычное. Сколько таких приютов при храмах создано в нашей стране? Это тема для отдельного исследования и разговора.

Продолжим. В Польше функционируют 468 стационарных хосписов и отделений для взрослых, которые также оказывают помощь больным на дому; 72 хосписа на дому для детей; 283 клиники паллиативной помощи; 11 хосписов – дневных центров. Их финансированием занимаются: государственный страховой фонд, церковь и граждане. Вот отзыв нашей соотечественницы, побывавшей там:

Тетяна Козак

«Я була в 4-х хоспісах в Катовіце, враження неймовірні. Здається, що там нема Болі і страху - є лише любов і милосердя. Якщо ми зможемо створити подібне - є надія для всіх і для країни».

А вот признание санитарки украинского хосписа:

«Люди боятся. Очень мало таких, кто хочет и может здесь работать. Приходят сюда в отделение, и ты замечаешь, как примерно через полгода человек ломается. Стресс такой, что просто не выдержать». Финансовых стимулов тоже нет: оклад санитарки — 1400-1500 грн. в месяц; со всеми надбавками получается около 2800 грн.

У нас структура еще советская, всего мало. Пациентам в хосписе нужно значительно больше внимания, чем обычным больным: те могут 10-20 дней поболеть и пойти домой, а у нас человек до конца. Он лежит и все ... А внимание состоит в том, что я прибежала, помыла, переодела и дальше побежала. Потому что меня уже второй больной зовет, потом третий, четвертый ...» - продолжает Анна. Сразу же, как бы извиняясь, говорит, что может быть и слишком резкой с пациентами. И, наконец, хорошо бы для санитарок и медсестер таких отделений проводить курсы по психологии, но этого в нашей стране никто не делает».

Никто не хочет лежать в больнице, пусть даже она носит красивое название отделения паллиативной медицины. Поэтому настоящие хосписы это не только стационары, но и выездные службы. Около 80% их пациентов остаются дома, где, как гласит пословица, и стены помогают.

Наших депутатов и чиновников ничем не пробьешь… А нас?

Мы привыкли показывать пальцем на других. Дескать, депутаты не озабочены онкобольными, чиновникам тоже все равно. А мы сами? Много сделали для людей, живущих и умирающих в страшных муках?

Каждый рано или поздно ответит за свои грехи. Так говорит Церковь. А кто у нас ее слушает? Гораздо интереснее обсуждать рост цен, погоду и личные проблемы. Когда же неумолимая болезнь постучится в дверь, мы останемся с ней один на один. Потому что в свое время были равнодушны к другим.

В заключение разговора напомним данные статистики: каждый четвертый мужчина и каждая шестая женщина на Украине поражаются раковыми опухолями. Дальше будет только хуже.

Кто-то скажет: «Я хочу помочь. Куда мне обратиться?»

Да особо и некуда, как получается. Паллиативная помощь онкобольным на дому (по мнению специалистов наиболее эффективная и малозатратная) у нас отсутствует.

В Житомирской области существует только один хоспис «Святой Елены» Общества Красного Креста, Ольгинского братства Украинской православной церкви для онкологических больных (29 коек) в г. Коростень. Это что-то среднее между хосписом и домом престарелых. Он не имеет лицензии на использование наркотических средств, поэтому его сотрудники не могут вводить сильные обезболивающие страдающим пациентам.

По сильно устаревшим данным (2015 года) в хосписе находилось 27 человек, из них 3 онкобольных. Есть хосписное отделение в Краснопольской участковой больнице Чудновского района.

Наша справка: в Житомирской области только в 2016 году от злокачественных опухолей умерло 2269 больных, из которых около двух тысяч нуждались в квалифицированной помощи и уходе

Проект создания хосписа на 30 мест в Житомире до сих пор остается на бумаге. В Украине работает достаточно мощная общественная организация под названием «Лига содействия паллиативной и хосписной медицине». Ее областную ячейку возглавляет Тарас Александрович Волков – начмед областного онкодиспансера. Понятное дело, что в ее распоряжении нет тех сотен миллионов гривень, которые необходимы для решения проблемы паллиативной медицины.

Вот и все, на что и на кого мы можем сегодня надеяться.


Рак. Затяжной прыжок в могилу или путь в небеса?

Джерело статті: Житомир-Онлайн

На головну сторінку

«    Грудень 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбНд
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
Новини