Авторизація
Імя користувача :
Пароль :
Відновити пароль!
Сидір Ковпак: Зараз в Україні жорстоко порушуються права людини
Сидір Ковпак: Зараз в Україні жорстоко порушуються права людини

Зараз в Україні жорстоко порушуються...

  • Сидір Ковпак: Зараз в Україні жорстоко порушуються права людини
    Сидір Ковпак: Зараз в Україні жорстоко порушуються права людини

    Зараз в Україні жорстоко порушуються...

  • Руїни
    Руїни "клітки" у парку Гагаріна - найяскравіша і найсимволічніша візитівка Житомира? ФОТО

    Мабуть, руїни "клітки" у парку...

  • З'явилася нова інформація про трагедію сім'ї житомирян у Туреччині
    З'явилася нова інформація про трагедію сім'ї житомирян у Туреччині

    Житомир та область досі обговорює...

  • У Житомирі безхатько поселився за 60 метрів від дверей мерії
    У Житомирі безхатько поселився за 60 метрів від дверей мерії

    Можна скільки завгодно славити Житомир,...

Новини
В течение часа парня избивали полицейскими дубинками, ногами становились на шею

В течение часа парня избивали полицейскими дубинками, ногами становились на шею

26 вересня 2021
Трагедия произошла в конце июля этого года, однако огласку получила только осенью. Родители парня убеждены, что их покойного сына польские чиновники объявили «наркоманом» и «алкоголиком», чтобы снять с себя вину.

Через две недели после гибели Дмитрия наконец привезли домой из Польши в гробу одетым в чужую одежду, — рассказал отец погибшего Сергей Никифоренко. — На лице и руках тонны грима. Но нам — родителям, родным и близким — даже не позволили обнять и поцеловать сына в гробу во время прощания. Мол, ведется следствие, тела еще нельзя касаться. Процедура доставки тела домой стоила около четырех тысяч евро. Мы искренне благодарны коллективу немировского лицея № 2, где учился сын, его одноклассникам, друзьям, коллегам, землякам со всей Немировщины и Винницкой области, которые тогда подставили нам плечо. Потому что для нас это была нереальная сумма. Дима откладывал деньги на свадьбу, а получилось, что на похороны. Главным для нас было снять с сына клеймо наркомана и алкоголика. Однако вскоре в деле официально произошел совершенно неожиданный поворот.

«В ноябре у сына должна была состояться свадьба…»

— Мы живем в Немирове. Дима наш младший сын, — продолжает Сергей Никифоренко. — Он с детства занимался спортом — стрит воркаутом (это силовая гимнастика и виды на перекладине и брусьях), был одним из самых активных атлетов. У них сложилась целая спортивная команда из друзей и одноклассников. Ребята даже выступали в Киеве на «Х-факторе». Ими гордился весь Немиров.

Сын не имел вредных привычек. После школы окончил строительный техникум по специальности «обслуживание газового хозяйства», затем — университет. Отслужил полтора года в Национальной гвардии Украины в Харькове. Если бы он был наркоманом или алкоголиком, как впоследствии его оклеветали некоторые польские журналисты, разве смог бы успешно выучиться и примерно отслужить в подразделении, где очень высокие требования.

После армии и учебы Дима сначала работал в Виннице кассиром в супермаркете. Но ему не нравилась такая работа. Многие из его друзей и одноклассников уехали в Польшу. Наш старший сын тоже там трудится. Тяжело работали, но хорошо зарабатывали. Около трех лет назад Дима тоже поехал на заработки. Трудоустроился за границей официально.

Сначала работал на строительстве неподалеку Вроцлава в бригаде, которая готовила арматуру и фундамент домов. Работа очень тяжелая, но сын радовался, когда разговаривал с нами, что сочетает труд и спорт. Он хорошо зарабатывал. Сначала бригада строителей снимала трехкомнатную квартиру на шестерых мужчин. А потом сын за собственные средства снял однокомнатную квартиру.

Он никогда не нарушал трудовой дисциплины, техники безопасности. Потому что с нерадивыми рабочими, пьяницами там очень короткий разговор — сразу «до свидания».

Позже Дима работал уже в самом Вроцлаве, хорошо изучил польский язык. В новом коллективе ему тоже нравилось. Сын встречался с девушкой из Полтавской области, которая тоже работала там. Впоследствии они стали жить вместе. В ноябре должна была состояться свадьба. Дима ходатайствовал о получении карты побыту — документа, подтверждающего личность и официальный статус (временный или постоянный) в Польше. Осенью этого года он должен был ее получить.

К сожалению, мы с женой не успели съездить в гости к сыну. Я планировал поехать летом, но Дима посоветовал этого не делать из-за строгих правил карантина и самоизоляции для новоприбывших. «Весь отпуск просидишь в четырех стенах у меня, — говорил. — Лучше я первым приеду домой, а потом ты уже к нам… «Так и произошло. Сын приехал первым. В гробу…

Накануне трагедии невеста Дмитрия сама поехала в Украину в отпуск. А сын еще работал. Стремился заработать побольше накануне свадьбы. Ни у него, ни у его любимой не было никаких зловещих предчувствий.

А меня накануне трагедии за сотни километров от Вроцлава тяготило какое-то отчаяние и душевная боль. По непонятным соображениям я изменил заставку на телефоне с фотографии моего внука на снимок Димы. Только сын был на этой фотографии очень грустный и печальный. Удивительно, но я раньше никогда не обращал внимания на эту фотографию. Тревога усилилась вечером, а ночью ужасно болела голова. Как оказалось впоследствии, именно тогда сын отчаянно боролся за жизнь. Уже на следующий день в обед мы от нашего старшего сына узнали страшную весть о мученической смерти Дмитрия.

В течение часа парня избивали полицейскими дубинками, ногами становились на шею


— Невеста сына рассказывала, что вечером, как всегда, позвонила ему спросить, как прошел день. Это было около 21 часа. Дмитрий бодрым голосом ответил, что ждет автобус и скоро будет дома. Но через некоторое время девушка позвонила снова, — вспоминает отец парня. — Дима снова ответил, что все нормально, едет домой. Но его голос казался уже каким-то странным. В трубке были хорошо слышны разговоры по-польски еще нескольких мужчин. Как мы узнали позже, именно тогда Дмитрия уже задержали местные полицейские. И именно в тот момент, когда девушка звонила сыну во второй раз, они уже выключили свои бодикамеры.

Далее невеста, поняв, что что-то случилось, звонила сыну раз за разом. Сначала гудки еще шли, а дальше телефон был вне зоны. Она подняла на ноги друзей Дмитрия и его коллег. Оказалось, что Дима домой на съемную квартиру так и не приехал. Его искали друзья и украинцы Вроцлава. А потом стало известно, что Дмитрия задержала полиция и он погиб в местном медвытрезвителе. Правды о трагической гибели сына мы не знали почти месяц.

«Друзей и коллег Дмитрия пять суток не пускали в морг»

Первые подробности в начале сентября обнародовала местная Gazeta Wyborcza. Якобы Дмитрий Никифоренко «возвращался автобусом домой после распития спиртных напитков с коллегами по работе. По одной из версий, он заснул в автобусе, по другой — странно вел себя, бился головой об окно. Поэтому водитель вызвал скорую помощь и полицейский патруль. В крови украинца обнаружили 1,5 промилле алкоголя. Полиция утверждала, что мужчина агрессивно вел себя по отношению к офицеру полиции, поэтому правоохранители применили к нему газ и наручники…» Но родители, родные и друзья Дмитрия сразу категорически не согласились с этой версией.

— Надеюсь, я объяснил, что сын не мог быть ни алкоголиком, ни наркоманом, — отмечает Сергей Никифоренко. — Непонятные сначала нам вещи происходили и после смерти Димы. Потому что его друзей и коллег не пускали в морг, мол, тело еще на экспертизе. Лишь на пятый день после письменного разрешения прокурора наконец допустили. И мы здесь искренне благодарны невесте Дмитрия, которая фактически штурмовала все властные кабинеты и таки добилась своего.

Увидев мертвого Дмитрия, друзья обратили внимание на несколько деталей. Лицо было загримированно. Будто несколько суток гримировали, чтобы что-то скрыть. Но на шее остались черно-синие следы. Словно кто-то стал Дмитрию на шею. Были непонятные гематомы, следы от ран, где кровь запеклась на локтях и ногах. Медицинский эксперт пояснил, отводя глаза, что Дмитрий, умирая, неудачно упал и ушибся. К тому же сына одели в совершенно другие футболку и шорты, не те, в которых он. Новая одежда на его теле был чистой и выглаженной. Почему?

Вскоре та же Gazeta Wyborcza получила видео с камер наблюдения из вытрезвителя во Вроцлаве. На кадрах видно, как Дмитрий вошел в комнату в 22:27 с характерной пятном от применения слезоточивого газа. Когда расстегнули наручники, мужчина пытался встать. В этот момент на него набросились шесть правоохранителей и сотрудников вытрезвителя. По предварительным данным польских корреспондентов, в течение часа парня били полицейскими дубинками, кулаками и ногами, становились на шею ногами сначала на полу, а позже — на кровати, куда его перенесли. Когда он перестал подавать признаки жизни, полицейские и врач пытались его реанимировать. Впоследствии в вытрезвитель прибыла карета медицинской помощи. Поэтому процедура реанимации безрезультатно продолжалась еще около часа.

Газета обращает внимание, что в материалах дела отсутствует информация с нагрудных камер полицейских, которые были выключены после задержания, хотя до этого они записывали весь день. Данные видеомониторинга появились уже после доставки украинца в вытрезвитель. По сообщению польской прессы, официально причина смерти Дмитрия Никифоренко до сих пор не установлена. Но предварительные выводы экспертов указывают на то, что вероятной причиной смерти стало насильственное удушение.

По данным издания «Радио Свобода», депутаты польского Сейма тоже требуют беспристрастного расследования. Первого сентября от исполнения обязанностей были отстранены четверо полицейских Вроцлава, которые задержали украинца. Двоих из них уже уволили из полиции. Их стаж работы составлял от двух до 19 лет. Служебное расследование по указанию мэра Вроцлава продолжается и по двум работникам городского вытрезвителя. Служба внутренней безопасности польской полиции тоже ведет собственное расследование. Прокурор Вроцлава для обеспечения беспристрастного следствия передал дело на рассмотрение Окружной прокуратуре города Свидница. Возбуждено уголовное производство по статье 155 (неумышленное убийство) Уголовного кодекса Польши.

Уполномоченный по правам человека Польши взял дело о гибели украинца под личный контроль и просит прокуратуру предоставить информацию о расследовании, предварительные выводы, а также записи с камер Вроцлавского центра для лиц в нетрезвом состоянии. Действия офицеров и других причастных можно квалифицировать по признакам «пытки», считает польский омбудсмен. А украинское посольство направило Министерству иностранных дел Польши ноту из-за гибели украинца во Вроцлаве.

— Генеральное консульство Украины в Кракове взаимодействует с польскими правоохранителями в контексте расследования обстоятельств смерти Дмитрия Никифоренко и поддерживает связь с его родными, — сообщил «Украинской правде» пресс-секретарь МИД Украины Олег Николенко. — Во Вроцлаве сейчас находится украинский консул для ознакомления с ходом расследования. Ожидаем также от окружной прокуратуры Свидницы, которая осуществляет процессуальное руководство делом, результатов судебно-медицинских экспертиз.

Украинцы, которые живут и работают во Вроцлаве и других городах Польши, провели несколько акций протеста, требуя справедливого расследования гибели Дмитрия Никофоренко, наказания виновных и против пыток и истязаний в полиции. Кстати, это уже не первая гибель нашего соотечественника от рук польских полицейских. Громкое дело набирает обороты. Когда родные Дмитрия опубликовали некролог в «Фейсбуке», многие поляки откликнулись на их беду. «Я искренне сочувствую семье, Дима был моим другом, — написал комментариях Радек Вилк. — Он помогал мне отстроить дом. Дима был хорошим и полезным. Если я могу чем-то помочь, вот мой контакт».

«Недавно он нам приснился. Смотрел отстраненно вдаль…»


— К чести польских корреспондентов, они написали правду о трагедии , — говорит Сергей Никифоренко. — Сейчас все факты о недопуске в морг, следах на теле, запрете прикасаться и еще много чего стали явными. К сожалению, польские журналисты и правоохранители знают гораздо больше нас. Мы получаем информацию на 99 процентов из польских сообщений. Винницкие следователи общались с нами, друзьями сына, тщательно изучали все документы Дмитрия, медицинские справки. Впоследствии с участием следователей и судмедэкспертов была проведена эксгумация тела из могилы. Отобрали образцы. Какие и для чего именно, нам не говорили. Как пояснил правоохранитель, который присутствовал при эксгумации, результаты исследований образцов ожидаются примерно через месяц.

— Действительно, по факту смерти молодого человека следственным управлением ГУНП в Винницкой области открыто уголовное производство по статье об умышленном убийстве, — сообщила заместитель начальника отдела коммуникации полиции Винницкой области Ирина Добровольская. — Сейчас следствием назначен ряд экспертиз.

— Наш старший сын в Польше тоже пытается контролировать резонансное дело, — говорит Сергей Никифоренко. — В Польше есть адвокат, которого нам выделила польская сторона. Хочется верить, что виновные в смерти Дмитрия получат должное наказание, в том числе и из-за огласки дела. Но есть много «но». Если бы это могло вернуть нам сына…

Дмитрий недавно приснился нам. Сидел на кассе супермаркета грустный за прозрачным стеклом. Мы кричали, махали руками. Но он нас не видел, смотрел отстраненно вдаль. Видимо, в последние минуты жизни сын звал нас на помощь из последних сил. А мы не могли ничего поделать. К сожалению. Прости нас, сынок.

Джерело статті: crime.fakty.ua

На головну сторінку

«    Жовтень 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбНд
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Новини