Авторизація
Імя користувача :
Пароль :
Відновити пароль!
21 вересня Різдво Пресвятої Богородиці: прикмети для жінок та дівчат
21 вересня Різдво Пресвятої Богородиці: прикмети для жінок та дівчат

Свято Другої Пречистої традиційно вважається...

  • 21 вересня Різдво Пресвятої Богородиці: прикмети для жінок та дівчат
    21 вересня Різдво Пресвятої Богородиці: прикмети для жінок та дівчат

    Свято Другої Пречистої традиційно вважається...

  • Вопрос продажи земли должны решать украинцы на референдуме – Тимошенко
    Вопрос продажи земли должны решать украинцы на референдуме – Тимошенко

    Сегодня обязанность президента – спросить...

  • "Отобрать у детей-сирот, учителей, преподавателей и передать СНБО и Офису президента". Появилась т ...

    В проекте бюджета Украины на...

  • Хто хоче
    Хто хоче "цапанути" тренувальну базу "Сокіл"?ФОТО

    Обурені колишні працівники міліції привели...

Новини
«Мама заявила мне: «Я решила продать квартиру. А с вами, думаю, ничего не случится…». ФОТО
«Мама заявила мне: «Я решила продать квартиру. А с вами, думаю, ничего не случится…». ФОТО
2 лютого 2014
В Харькове женщина подала в суд на собственных дочерей, которых давно бросила на произвол судьбы, решив вселиться в однокомнатную квартиру, где они живут
Эта шокирующая история началась семнадцать лет назад. Именно тогда у харьковчанки Раисы Акуловой (имя и фамилия изменены) умер муж. Женщина осталась с восьмилетней дочкой на руках, денег на жизнь не было, и она решила продать две принадлежащие им с дочкой комнаты в трехкомнатной квартире.

Купила однокомнатную квартиру, но только уже на свое имя. При этом права маленькой девочки были грубо нарушены. Мама вместо нее поставила подпись на договоре купли-продажи, а служба опеки закрыла на это глаза. Хотя по закону для этой сделки нужно было назначить временного опекуна, который бы действовал от имени ребенка и сохранил его интересы. Через некоторое время женщина забеременела, а когда ребенок появился на свет, хотела оставить его в роддоме. От этого шага мать отговорила старшая дочь, тогда уже 14-летняя, Марина. Девочка еще не знала, что именно ей предстоит стать для сестрички мамой, когда родная мать уйдет из дома.

…Дочери не видели ее долгих десять лет. Пока однажды Марине не сообщили, что мать подала на нее в суд.

«Мама схватила бутылку — и мне по лицу. Шрам остался на всю жизнь»

— Когда я первый раз увидела сестричку, она была такая маленькая, совсем крохотная, — прижимая к себе десятилетнюю Вику, вспоминает 25-летняя Марина. — Весила всего два килограмма 800 граммов. Мать принесла ее домой и сказала: «Хотела сестру — воспитывай». И ушла.

Вика ничего не может рассказать о женщине, которая дала ей жизнь. Если бы не старшая сестра Марина, девочку сразу после рождения оставили бы в доме малютки. Сегодня сестры не представляют, что делали бы друг без друга. После смерти бабушки и дедушки они остались совсем одни.

— Когда папы не стало, мама продала нашу старую трехкомнатную квартиру, и мы переехали в маленькую однокомнатную, — говорит худенькая, похожая на подростка Марина. — Наверное, маме было сложно без папы. Она стала выпивать. На кухне постоянно собирались какие-то алкаши. Потом я услышала от мамы, что она собирается родить ребенка и сразу же оставить его в роддоме. Даже расписку уже написала.

Узнав о таком решении, Марина стала уговаривать мать принести крошку домой. И таки уговорила. Хотя признается, что до сих пор не может понять, как они с сестрой выжили. Чем могли, помогали бабушка с дедушкой, пока были живы. И крестная — родная сестра мамы. После девятого класса Марина пошла в училище, чтобы побыстрее устроиться на работу. Так и выкручивались: днем она училась и нянчила сестру, а по ночам, оставляя малышку на родственников, торговала в киоске.
Сестры говорят, что уже давно научились обходиться без помощи взрослых. В своей маленькой однокомнатной квартирке на улице Героев Сталинграда понемногу делают ремонт. Покупают новые обои, новую мебель. Мечтают сестрички о большом диване. Завели себе кошку, черепаху и шиншиллу. Как бы трудно Марине ни было, помощи у социальных служб она не просила. Когда-то ей объяснили: если станет известно, что мать их бросила, девочек отправят в детский дом. Больше всего Марина боялась, что их разлучат. Поэтому всегда старалась справляться собственными силами.

Трудностей хватало. Но самые большие неприятности начинались, когда в их жизни появлялась мать. За все эти годы дочери видели ее лишь дважды. Первый раз — когда Вике исполнилось три года. Неожиданно мать пришла за малышкой в детский садик и, несмотря на возмущение воспитателей, забрала дочку с собой. Марина отыскала сестру… через год.

— Нашла Вику в машине у дальнобойщика, с которым мама жила в тот момент, — вспоминает Марина. — Ребенок жил в кабине, без душа, без еды. Сестричка вся была в коросте, со вшами. Она весила двенадцать килограммов, не разговаривала, заикалась. Хотя когда жила со мной, и буковки все выучила, и уже кое-как писала. После того как я забрала сестричку от матери, она была дикая, как Маугли. Нам пришлось обращаться к логопедам и психологам.

В другой раз мать заявилась к нам домой вместе с новым кавалером. В квартире начались пьянки-гулянки. Пришла я как-то с работы, а она со своим Славиком устроила застолье. «Почему я должна еще и вас двоих обеспечивать?» — спросила у них. Так мать схватила бутылку — и мне по лицу! Бутылка разбилась, море крови… Шрам остался на всю жизнь. Я тогда закрыла Вику в комнате, сама побежала в ванную смывать кровь. Когда уехала в больницу зашивать рану, мать забрала документы, вещи и ушла.

«Где мать жила все эти годы, чем занималась, мы с сестрой не знали»

Последний раз сестры увиделись с мамой в помещении суда Коминтерновского района Харькова. О том, что в отношении Марины подали иск, девушке сообщили за несколько дней до Нового года.

— Мне позвонили по телефону и сказали обязательно прийти в суд, — продолжает моя собеседница. — Я удивилась: «Кто подал на меня иск?» «Ваша мать», — ответили мне. Не могла понять, как такое возможно. Где она жила все это время, чем занималась, мы с Викой не знали. Через родственников я разыскала мать, это как раз был мой день рождения. Она заявила, мол, ее не волнует, что мы теперь будем делать. Так и сказала: «Ничего с вами не случится. Жили ведь без меня десять лет и сейчас не пропадете. А мне нужна квартира».

Раиса Акулова указала в исковом заявлении, что «по личным причинам была вынуждена жить по другому адресу, и дочь решила лишить ее права владения и пользования собственным жильем».

Первое слушание по делу состоялось в декабре минувшего года. Тогда поддержать сестер в суд пришли почти все соседи. Был среди них пожилой ветеран труда Николай Петрович, который передвигается на костылях.

— Я с трудом сюда добрался, мне трудно ходить. Но так жалко девочек! — признался мужчина.

— Да мы эту маму видели, только когда Виточка родилась, — вспоминает соседка Нина Махно. — Тогда ребенку было годика полтора-два. Не имеет она никакого права на эту квартиру. Вы бы видели, какой Марина там ремонт делает. Как старается, чтобы сестричке было уютно. А мать бросила детей. Маленького ребенка оставила на ребенка. И теперь претендует на квартиру?!

Сотрудники социальной службы считают, что в этой ситуации должен разбираться суд.

— Это семейный конфликт, — уточнили в службе по делам детей Коминтерновского района Харькова. — Как выяснилось, мать всего лишь хочет вселиться в собственную квартиру. Факт вселения матери не влечет выселения детей. Ее не пускает старшая дочь Марина, которая проживает сейчас в квартире матери вместе со своим молодым человеком. Старшая дочь добивается, чтобы мать лишили родительских прав. Но тогда встанет вопрос о том, кому будет доверена опека над младшей сестрой. Тем более что старшая пока не изъявила такого желания.

Чиновники, которые должны были делать все возможное, чтобы права детей не нарушались, в данной ситуации девочкам только вредят. Сначала, еще в 1998 году, допустили грубое нарушение прав Марины при покупке жилья.

— Органы опеки и попечительства, которые давали согласие на продажу имущества несовершеннолетнего ребенка, должны были проконтролировать, чтобы при покупке нового жилья ребенок стал собственником этого жилья, — уточняет адвокат Людмила Киричко. — Этого сделано не было. Таким образом мать стала единоличной владелицей квартиры, нарушив закон.

Продолжают упорствовать чиновники и в оформлении опеки. Вот уже который год Марина обивает пороги кабинетов. Пишет заявления, добивается, чтобы в квартиру прописали младшую сестру. Ведь десятилетняя Вика до сих пор нигде не прописана! Чтобы это сделать, нужно согласие матери. Инициировать регистрацию должна служба по делам детей. Но, видимо, там не считают это своей первоочередной задачей. Специалисты службы отказались присутствовать на судебных заседаниях. Хотя их неоднократно просил об этом адвокат сестер Александр Дворянчиков.

— Даже сейчас, когда Марина собирает документы, чтобы подать заявление об опекунстве над сестрой, ей никто не помогает. Наоборот, отказывают в этом, — возмущается адвокат Александр Дворянчиков. — Когда я показываю им документы, где на договоре купли-продажи квартиры от имени дочери стоит подпись матери, они удивляются: «Такого не могло быть». Но при этом ничего не предпринимают, чтобы как-то помочь девочкам.

«Если Вику заберут от меня, я буду жить под детдомом»

Марина и Вика надеялись, что их ситуация хоть как-то решится после ток-шоу на одном из центральных телеканалов. Девочки поехали в Киев, куда была приглашена и их мама. Во время съемок женщина устроила целое представление. Сначала упала перед дочками на колени. Но уже через пять минут обвинила Марину в том, что та якобы в 13 лет и гуляла, и пила, и выгнала родную мать из дому. Ждали этой передачи и службы опеки. Однако после ее выхода ситуация стала только хуже. На следующий день после эфира журналисту «ФАКТОВ» позвонила Марина. Девушка рыдала в трубку:
— Я не знаю, что делать, у меня забирают сестричку. Из службы опеки уже всем позвонили: в поликлинику, в школу, моей крестной. Всем сказали, что Вику отправляют в детский дом. Якобы после того, как суд лишит нашу маму родительских прав. Когда она вселится в квартиру, то по закону они с Викой не имеют права проживать на одной территории. И сестру отправят в детдом. Если ее заберут от меня, я буду жить под детдомом. Да пусть мать заберет себе эту квартиру! Лишь бы оставила мне сестру.

Чтобы выяснить юридические нюансы этого дела, «ФАКТЫ» позвонили в приемную городского прокурора.

— Это правда, что несовершеннолетние дети не могут жить на одной территории с родителями, лишенными прав, — уточнила пресс-секретарь прокурора Харькова Ольга Воронина. — В исковом заявлении мать указала, что лишь хочет вселиться в принадлежащую ей по закону квартиру. Если бы в иске было заявлено, что она хочет выселить детей, мы бы имели полное право выступить в их защиту. Пока можем только контролировать ход дела. Сейчас делаем все возможное, чтобы опеку над сестрой дали Марине. Также мы проводим проверку службы по делам детей. В понедельник, 3 февраля, Марина приглашена на встречу с прокурором города. Он лично контролирует этот вопрос. Мы постараемся сделать все возможное, чтобы права девочек не были нарушены.

— Мы никогда не были нужны своей маме, — говорит Марина. — Для нее мужчины всю жизнь были важнее, чем дети. Когда она влюблялась, готова была делать для них все. Для них, но не для детей.


«Мама заявила мне: «Я решила продать квартиру. А с вами, думаю, ничего не случится…». ФОТО

Мы никогда не были нужны своей маме и уже давно научились справляться со всем сами", — говорят Марина и Вика


Джерело статті: ФАКТЫ

На головну сторінку

«    Вересень 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбНд
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 
Новини